«Сергей Капица: «Россию превращают в страну дураков»

» Данные ВЦИОМ говорят о том, что мы наконец пришли к тому, к чему стремились все эти 15 лет, — воспитали страну идиотов.
Если Россия и дальше будет двигаться этим же курсом, то ещё лет через десять не останется и тех, кто сегодня хотя бы изредка берёт в руки книгу.
И мы получим страну, которой будет легче править, у которой будет легче высасывать природные богатства.
Но будущего у этой страны нет!
Именно эти слова я произносил пять лет назад на заседании правительства.
Время идёт, а процессы, которые ведут к деградации нации, никто даже не пытается понять и приостановить.

У нас происходит полный разрыв слов и дел.
Все говорят об инновациях, но при этом не делается ничего, чтобы эти лозунги начали осуществляться. И объяснения «Я так много работаю.
Когда же мне ещё и читать?» не могут служить извинением.
Поверьте, наше поколение работало не меньше, но время для чтения при этом всегда находилось.
А производительность труда в обществе несколько десятков лет назад была выше, чем сейчас.
Сегодня же чуть ли не половина трудоспособной молодёжи работает в охранных организациях!
Получается, что все эти молодые парни — тупые, ограниченные люди, способные лишь бить морду?
Куда впадает Волга?

Вы спрашиваете, зачем вообще человеку читать.
Опять-таки приведу пример: организмы человека и обезьяны очень близки по всем своим характеристикам.
Но обезьяны не читают, а человек читает книги.
Культура и разум — вот основное отличие человека от обезьяны.
А разум основан на обмене информацией и языке.
И величайший инструмент обмена информацией — именно книга.
Раньше, начиная ещё со времён Гомера, существовала устная традиция: люди сидели и слушали старцев, которые в художественной форме, через сказания и легенды прошедших эпох, передавали накопленные поколением опыт и знания. Потом возникло письмо, и вместе с ним — чтение.
Традиция устного сказа угасла, а теперь угасает и традиция чтения.
Возьмите как-нибудь и хотя бы ради любопытства перелистайте переписку великих.
Эпистолярное наследие Дарвина, которое сейчас издаётся, — 15 тыс. писем.
Переписка Льва Толстого тоже занимает не один том.
А что останется после нынешнего поколения?
Их эсэмэски будут издавать в назидание потомкам?

Я давно предлагал изменить критерии приёма в высшие учебные заведения.
Не надо никаких экзаменов — пусть абитуриент напишет сочинение на пяти страницах, в котором объяснит, почему он хочет поступить на тот или иной факультет.
Умение грамотно изложить свои мысли, суть проблемы демонстрирует интеллектуальный багаж человека, уровень его культуры, степень развития сознания.
А ЕГЭ, который сегодня используют, не может дать объективной картины знаний школьника. Он построен лишь на знании или незнании фактов.
Но факты далеко не всё!
Впадает ли Волга в Каспийское море?
Ответ на этот вопрос заслуживает не галочки в соответствующей клеточке, а отдельной серьёзной беседы.
Потому что миллионы лет назад Волга впадала не в Каспийское, а в Азовское море, география Земли была другой.
И вопрос из хрестоматийного превращается в интересную проблему.
Чтобы решить её, как раз-то и требуется понимание, которого без чтения и образования добиться невозможно.
Чувства вместо умов.

Вопрос потери интереса к чтению — это вопрос о том, что сейчас происходит с людьми.
Мы упёрлись в очень сложный момент развития человечества в целом.
Темпы развития техники сегодня очень высоки.
А наша способность это всё осмыслить и разумно в этой технической и информационной среде жить от этих темпов отстаёт.
Мир переживает сейчас очень глубокий кризис в сфере культуры.
Так что ситуация в нашей стране довольно типична и для всего остального мира — в Америке и в Англии тоже мало читают. Да и такой крупной литературы, которая существовала в мире 30-40 лет назад, сегодня уже нет.
Сейчас властителей умов вообще найти очень сложно.
Возможно, потому, что никому не нужны умы — нужны ощущения.

Нам сегодня не к чтению нужно отношение менять, а коренным образом поменять отношение к культуре в целом. Министерство культуры должно стать важнейшим из всех министерств.
А первоочередная задача — перестать подчинять культуру коммерции.
Деньги есть не цель существования общества, а всего лишь средство достижения тех или иных целей.
Вы можете иметь армию, солдаты которой будут доблестно сражаться, не требуя вознаграждения, потому что верят в идеалы государства.
А можно иметь на службе наёмников, которые с равным удовольствием будут убивать и своих, и чужих за одни и те же деньги.
Но это будут разные армии!
И в науке прорывы делаются не за деньги, а для интереса.
Такой вот кошачий интерес!
И с крупным искусством то же самое. Шедевры за деньги не рождаются.
Если же всё подчинять деньгам, то деньгами всё и останется, не превратятся они ни в шедевр, ни в открытие.

Чтобы дети вновь начали читать, в стране должна сложиться соответствующая культурная обстановка.
А что сейчас определяет культуру?
Когда-то тон задавала Церковь.
Люди в выходной день шли в храм и вместо телевизора смотрели на фрески, иконы, витражи — на иллюстрацию жизни в образах.
Великие мастера работали по заказу Церкви, большая традиция освещала всё это.
Сегодня люди ходят в Церковь гораздо меньше, а обобщённую картину жизни даёт телевидение.
Но никакой великой традиции, никакого искусства здесь нет.
Ничего, кроме мордобоя и стрельбы, вы там не найдёте.
Телевидение занимается разложением сознания людей.
На мой взгляд, это преступная организация, подчинённая антиобщественным интересам.
С экрана идёт лишь один призыв: «Обогащайтесь любыми способами — воровством, насилием, обманом!»

Вопрос развития культуры — это вопрос будущего страны.
Государство не сможет существовать, если не будет опираться на культуру.
И не сможет лишь деньгами или военной силой укрепить свои позиции в мире.
Чем мы можем сегодня привлечь бывшие наши республики?
Только культурой!
В эпоху СССР они прекрасно существовали в рамках нашей культуры.
Сравните уровень развития Афганистана и республик Средней Азии — разница огромная!
А сейчас все эти страны выпали из нашего культурного пространства.
И, на мой взгляд, важнейшая задача сейчас — вновь их в это пространство вернуть.
Когда распалась Британская империя, важнейшими инструментами воссоздания целостности англоязычного мира стали культура и образование.
Британцы открыли двери своих высших учебных заведений для выходцев из колоний.
В первую очередь для тех, кто в дальнейшем мог бы стать управленцем этих новых стран.
Я недавно разговаривал с эстонцами — они готовы учиться медицине в России.
Но мы берём с них огромные деньги за учёбу.
При том что возможность учиться в Америке или Англии они получают даром.
И чем мы после этого сможем тех же эстонцев привлечь, чтобы взаимодействие с нами им стало важнее, чем взаимодействие с Западом?
Во Франции существует министерство франкофонии, которое продвигает культурную политику Франции в мире.
В Англии Британский совет считается неправительственной организацией, но на самом деле проводит чёткую политику по распространению английской культуры, а через неё — глобального английского влияния в мире.
Так что вопросы культуры сегодня переплетаются с вопросами политики и национальной безопасности страны. Пренебрегать этим важнейшим элементом влияния нельзя.
В современном мире всё в большей степени наука и искусство, а не ресурсы и производительные силы определяют могущество и будущее страны. »

http://n-vetlitskaya.livejournal.com/301162.html