«Борис Березовский: «На теплый компромиссный разговор власть не пойдет, потому что она абсолютно бандитская»

Борис Абрамович, второй «Марш миллионов» в Москве побил все рекорды по массовости, но прошел на удивление спокойно: акция обошлась без драк с полицией и задержаний. Это новый формат отношений общества с системой, движение на пути к демократии или все дело в штрафах, введенных за нарушения на митингах?

Сама по себе репрессия власти по отношению к оппозиционерам, не важно в чем она выражается – либо в дубинах, либо в штрафах, либо просто в запугивании и обысках, все-таки имеет реакцию очень позитивную для оппозиции. Оппозиция все больше и больше понимает, что, с одной стороны, только радикальными методами можно изменить существующую власть, а с другой, что время просто белых ленточек, белых шариков закончилось. Теперь вопрос в действиях. У оппозиции не осталось иллюзий, что действия, в конечном счете, могут быть только силовые. На теплый компромиссный разговор власть не пойдет, потому что она абсолютно бандитская.

Еще важно понимать, что «бандитская» — это не просто фигура речи, а определенный менталитет, определенный психотип. Основу бандитского менталитета составляет, с одной стороны, страх, а с другой стороны, право на самосуд. То есть: вот как хочу, так и служу, и для меня не существует законов. При этом нужно различать бандитов во власти и бандитов в практическом смысле этого слова, не обреченных властью. Вот Путин – типичный бандит во власти, такой же, каким был Сталин. Он узурпирует власть и использует ее для сохранения своей власти. Такой вот парадокс: боится всего и действует в соответствии со своими страхами, используя всю государственную машину.

Разговоров о смене власти революционным путем много. А вы верите в революцию при Путине? В то, что акции оппозиции, действительно, несут серьезную угрозу режиму?

Оппозиция просто начинает понимать и серьезно относиться к своим будущим действиям, которые могут быть только силовыми. Но для этого должен быть выбран протест.

Никакой эволюции не будет – только настоящая революция. Манифест свободной России, который выдвинули оппозиционеры, я считаю, по существу, манифестом эволюционеров. Но на своей странице в Фейсбуке я опубликовал Манифест РОСреволюционера – российского революционера.

Протесты в России можно называть вялотекущими. Что должно произойти для того, чтобы народ «взорвался»?

Все зависит от определения, что такое революция. Корректно будет сказать, что революция – это, прежде всего, то, что происходит в головах, изменение менталитета, а по существу, превращение раба в свободного человека. Это, действительно, долгий процесс. В России он идет. По оценкам разных политологов, историков он имеет различную протяженность. Не так давно я читал статью профессора Иванова. И вот он, как мне кажется, дальше других заглянул в историю с точки зрения именно понимания революционного процесса. В свое время Ларошфуко сказал, что политик в состоянии заглянуть вперед ровно настолько, насколько он в состоянии оглянуться назад. Так вот, Иванов заглянул в 1905 год и очень точно провел историческую линию с того времени до сегодняшнего дня, покрыв больше чем столетний интервал российской истории. И весь этот период он назвал революцией. Сейчас, по его мнению, идет та фаза, в результате которой, Россия превратится в демократическую страну.

Я абсолютно разделяю его точку зрения и считаю, что никакого затухания, никакой депрессии нет у оппозиционеров. Революция продолжается.

И каковы ваши прогнозы? Как долго еще на улицах Москвы будут задерживать людей за ношение белой ленты?

Я считаю, что революция завершится в ближайшее время – в ближайшие годы. И завершится тем, что Россия превратится в демократическую, западного типа, страну, может быть, даже не в том целостном виде, в котором она существует сейчас, может быть, отдельными частями. Но в любом случае, революция неизбежна.

Революционные замашки у оппозиционеров есть. Но складывается впечатление, что нет плана и четкой стратегии.

Я абсолютно согласен. Нет и масштабных личностей, нет, знаете, такого «умного борзого». Есть борзой, но с некоторыми пробелами в образовании, — это Удальцов, реальный революционер. И есть хорошо образованный, но не борзой, — это Навальный. А вот человека, который совмещает эти два качества, к сожалению, нет. А нужен как раз именно такой лидер.

Таких лидеров было очень много в начале двадцатого века в Российской империи. И каждый из тех революционеров, которые осуществили контрреволюционный переворот в 1917 году, обладал этими двумя качествами: и непоколебимой волей, и высоким интеллектом. Другое дело, что менталитет большинства из них все же был бандитским, и именно поэтому мы получили вместо демократической России коммунистическую.

Получается, что Навальный, Удальцов – не альтернатива действующей власти? Или из них еще могут вызреть серьезные конкуренты Путину?

Они уже сегодня составляют конкуренцию власти. Тут вопрос в другом. Смогут ли именно они возглавить финальный этап революции? Вот в этом у меня уверенности нет.

Нет четко сформулированной идеологии, хотя считаю, что сегодня идеология должна быть единой: как сокрушить существующий режим. Идеологию, как я ее понимаю, и должна взять на вооружение оппозиция – это то, о чем я писал в Манифесте РОСреволюционера. Это идеология свержения, сокрушения существующего режима. А уж потом неизбежно возникнут и различные политические силы, каждая из которых может отстаивать свою идеологию, но демократическим путем, путем свободной конкуренции.

На «Марше миллионов» также был сделан акцент на столичном характере протестов последних месяцев. Как вы считаете, они, действительно, носят только столичный характер?

Мне так не кажется, но, безусловно, в этом смысле регионы отстают от Москвы. И идея, сформулированная оппозиционерами на последнем митинге, очень точная: поехать в регионы, начать тяжелую последовательную работу в регионах с тем, чтобы объединить всю Россию против существующего разрушительного режима.

Еще одна из идей, озвученная журналистом Сергеем Пархоменко на последнем митинге, — провести перевыборы Мосгордумы и избрать нового мэра Москвы. Реальна ли она? И как повлияет на ситуацию в стране в целом?

Я считаю, что это уже, безусловно, вопросы второго порядка. Федеральная власть, я имею в виду Кремль, не позволит никому, ни в одном регионе установить свою власть. Поэтому революция снизу – от субъектов к центру – для меня маловероятна.

Чем обычного человека, который каждый день ездит на работу, может раздражать власть – так, чтобы он готов был выйти против нее на улицы?

Есть очень четкий критерий этого раздражения – это огромное количество граждан, которые желают уехать из страны. Понятно, что вот это стремление уехать вызвано несколькими обстоятельствами. Важнейшее, как мне кажется: ощущение угрозы со стороны государства, чувство незащищенности. Люди очень хорошо понимают, что главная опасность исходит не от несистемных бандитов, а от системных бандитов: от полицейских, от прокуроров, от судей. Правоохранительная система – хребет любого государства, поскольку государства образовывались именно как источник власти для того, чтобы защищать отдельных граждан. Но эта система превратилась в свою противоположность. Она теперь самая большая угроза для граждан. С моей точки зрения, это главная причина, почему люди не доверяют власти.

Перед президентскими выборами звучали негласные обещания: мол, станет Путин президентом – выпустят Ходорковского. Выборы прошли, президентом Путин стал, а результатов нет.

Эти обещания из области фантастики. Как только Ходорковского посадили, я сразу сказал: его выпустят теперь только тогда, когда рухнет режим. Эта тема была для меня ясна еще в 2003 году.

Вы много говорите о крушении путинского режима. А что это будет значить для Украины? Чем для нее закончится революция в России?

Революция в России для Украины закончится безусловной сменой правящей верхушки. Я не говорю: сменой режима. Пока что власть Януковича не обрела характеристик режима, системы. Есть некий откат назад, но нет сформированной авторитарной, как в России, системы власти. Но движение идет именно в этом направлении. Если в России произойдут изменения, и к власти придут демократические силы (не важно – будут ли они националистические или социалистические – это не имеет значения), в Украине немедленно произойдет смена режима. Немедленно!

Европа все больше выказывает свое «фе» и Януковичу, и Украине в связи с ситуацией с политзаключенными. Путину это выгодно? Украину же проще повернуть в сторону Таможенного и Евразийского союза, когда с ней не хочет знаться Европа?

Я скажу так. Западные лидеры не обладают необходимыми качествами для того, чтобы справляться с проблемами современного мира. Они интеллектуально не состоятельны, у них нет достаточной воли для того, чтобы противостоять существующим угрозам, в том числе угрозам со стороны России, Ирана, Сирии. Конечно, политика Запада по отношению к Украине и России абсолютно лицемерна и абсолютно проигрышна. Есть понятные способы влияния на власть имущих в России, ровно так же, как и на власть имущих в Украине. Здесь не нужно фантазировать – все уже сказано. Нерешительность губит простую идею.

Какую?

Перекрыть все счета правящей верхушке – грубо говоря, ста людям в Украине, и ста людям в России (имена хорошо известны) и закрыть визы въезда в Европу и в США, в цивилизованный мир, в общем. Все! И Януковича, и Путина вынесут ногами вперед через неделю после такого решения. Вынесут те, кто понимает, что и сегодня они уже в тягость им – и в России, и в Украине, но кому реально не хватает поддержки или толчка в задницу со стороны Запада для того, чтобы отправить бандитов на нары.

С одной стороны, возможность санкций против бизнеса Януковича напророчил и депутат Европарламента Вернер Шульц. С другой, пока Европа ограничивается «обещаниями». В чем причина нерешительности, о которой вы говорите? Почему, несмотря на бойкоты некоторыми политиками Евро-2012, на срыв саммита глав Восточной и Центральной Европы, на жесткие резолюции, никаких реальных санкций нет?

Возьмите тот же самый список Магнитского, который уже столько времени обсуждается. Даже в США никакого решения еще не существует. Этот список, наконец, был рассмотрен и принят как идея комитетом, но не Конгрессом, не Сенатом, и, тем более, еще не был подписан Президентом.

Хотя ожидать каких-то жестких санкций по отношению к тому же Януковичу можно – безусловно. Санкции в адрес Януковича последуют. Это в любом случае произойдет. Вопрос во времени. И вот я считаю, что затягивание времени – это и есть главная ошибка Запада.

В украинском оппозиционном движении снова грядет раскол. Несмотря на то, что оппозиция в Украине – Объединенная, Виктор Ющенко со своей политсилой решил двигаться на выборы отдельно. Как можно оценить его попытку вот так «реабилитироваться»? Чего он может достичь? Оттянуть голоса у других оппозиционеров и прославиться в качестве очередного «проекта Банковой»?

Такие вопросы нужно задавать самому Ющенко – я его действий уже давно не понимаю. Но одновременно с этим считаю, что критерии оценки действий Ющенко должны исходить не только из политической целесообразности, рациональности, а и из того физического состояния, состояния здоровья, в котором он реально находится. Его пытались убить российские спецслужбы, и в этом смысле они нанесли ему не смертельный, но трагический ущерб. Ющенко просто тяжело больной человек, и к этому нужно относиться с уважением.

Скандальный «языковой» законопроект, призванный присвоить русскому языку статус регионального и принятый Верховной Радой в первом чтении, — игра с избирателями или шаг к ликвидации независимости Украины?

Я задавался этим вопросом. Он касается не только Украины, но и многих стран, сталкивающихся с этой проблемой. Я хочу сослаться на пример Южной Африки. Я не один раз общался с современным выдающимся политиком Фредериком Виллемом де Клерком. Он, по сути, осуществил революцию в Южной Африке и примирил белых и черных вместе с Манделлой. В том числе, там была и такая же проблема, как в Украине, только серьезнее, потому что у них речь шла не о двух языках, а, по-моему, о шестнадцати языках. Все шестнадцать языков были признаны равноправными. Поэтому я считаю, что должна быть полная свобода на уровне субъектов.

Украина на сегодняшний день является унитарным государством, не федеративным. И мне кажется, это одна из причин, которая на сегодняшний день тормозит развитие Украины. Опасения преобразования Украины из унитарного государства в федеративное, связанные с развалом страны, совершенно беспочвенны. И размышляя о том, какие языки в Украине должны быть признаны на уровне государства, скажу, что все должно быть отдано на уровень регионов. Не только этот вопрос, но и, вообще, превращение Украины в федеративное государство будет способствовать мощной конкуренции внутри страны – и в политической, и в экономической сфере, и сделает страну более эффективной.

http://ehorussia.com/new/node/5844