«Все только начинается. Власть сама себя загнала в угол»

Блогеры обсудили итоги «Марша миллионов» в Москве и новые форматы акций. Опыт Москвы неоценим для всех регионов России. Делитесь им, информируйте граждан.

«Интересно, соберется ли на «Марш миллионов» хотя бы пара тысяч?» — издевались блогеры-охранители накануне 6 мая. Но не только они — многие активисты и пламенные ораторы декабрьского митинга на Болотной, многие оппозиционеры приуныли и думали точно так же. Путин навсегда. Условный «уралвагонзавод», зазомбированный телевизором, задавил «хипстеров» и «норок» своей массой.

Мол, протест народный выдохся, сухой остаток запечатан в консервную банку и утоплен на дне Москвы-реки. А выступать на митинге пары тысяч активистов, которых Центр по борьбе с экстремизмом давно знает в лицо, — срам, совсем не то, что в свете софитов витийствовать перед заполненными площадями и проспектами. И потому бежали они, как им казалось, от стыда подальше.

На дачи, на шашлыки, за границу — «самовыпилились из протестного движения»…

«Сколько тысяч придет на марш миллионов? — Александр Рыклин в своем «Фейсбуке» цитирует Виталия Третьякова. — Этот вопрос сейчас является наиболее популярным. Меня сегодня об этом несколько человек спрашивали. А на мою страницу в «Твиттере» пришло сообщение от Бориса Немцова: дескать, мэрия все разрешила. И приглашение принять участие в марше.

Я ему написал, что обязательно приду миллионным участником, если он мне пообещает (и поклянется), что без меня будет 999 999 человек. Ответа я пока не получил».

«Можно я отвечу за Немцова? — просит Рыклин, критикуя метания типичных «властителей дум». — То, что Третьяков пришел бы миллионным участником шествия, вообще сомнения не вызывает. И думаю, даже выступил бы. И сказал бы про то, что Путин ему давно не симпатичен и что в душе он всегда был с оппозицией… Вообще, я уверен, список тех, кто хотел бы стать миллионным участником шествия, фактически бесконечен… Тут бы к нам и артисты вернулись, и писатели, и представители шоу-бизнеса. Все бы в очередь записывались и толкались под сценой…

А первыми, господа (и вы, г-н Третьяков), не желаете быть? Нет? А чего так?»

Подтолкнул ли этот текст отнюдь не «норок» и не «хипстеров», а простых московских работяг, интеллигентов, студентов, пенсионеров, очень и очень многие из которых живут ничуть не лучше условного «уралвагонзавода», Бог весть…

Но «первыми» пожелали стать тысячи и тысячи граждан, вновь, как и в лютые февральские морозы, заполонивших всю Якиманку — тридцать метров ширины, полтора километра длины от Садового кольца до Болотной площади.

Кое-кому удалось приехать в столицу из регионов, хотя практически везде активистов снимали с поездов, автобусов и самолетов, незаконно задерживали,  угрожали.

Что было дальше — знают все. Трагическая смерть молодого фотографа Кирилла Семенова, хотевшего с большой высоты показать людям, сколько тысяч на самом деле было на «Марше миллионов». Спровоцированная полицейским оцеплением давка и сидячая забастовка у кинотеатра «Ударник». Провокации, организованные, по мнению депутатов Госдумы от «Справедливой России», также «силовиками». Зверские избиения и задержания участников РАЗРЕШЕННОГО шествия,забитые под завязку отделения полиции и суды, мрачный проезд путинского кортежа на инаугурацию по зачищенному от москвичей городу, обещания кремлевского пресс-секретарявырвать у митингующих печень и размазать ее по асфальту…

Но посеять страх у вчерашних подданных, ощутивших себя гражданами, не получилось.

«Пришла весна — болото высохло», — писали они на плакатах холуйской «первомайской» демонстрации. «Болото высохло и загорелось», — говорят сейчас.

Итог «Марша миллионов»: вторая волна массового протеста, по своей жесткости и численности намного превосходящая декабрьскую. Плюс рождение новой формы протеста, чем-то напоминающей прошлогодние прогулки белорусов с аплодисментами: сотни людей непрерывно, днем и ночью, сменяя друг друга, собираются в центре Москвы с белыми лентами. Это нельзя назвать митингом — они просто гуляют по своему городу. Но от таких прогулок власти очень неуютно, граждан продолжают задерживать, устраивая в том числе погромы в кафе. А Алексею Навальному и Сергею Удальцову, которых считают организаторами, в очередной раз, как и в декабре, дали по 15 суток ареста.

«Лешу Навального все-таки приняли, — констатирует Андрей Куприков. — После него, там же, оприходовали и Удальцова. На жертв «кровавого режима» это пока не тянет, однако, тенденция. 15 суток — это все-таки не лет, но лиха беда начало. Pussy Riot реальные сроки получить могут, а это уже совсем не травоядный подход.

Но я вот о чем подумал. Когда разворачивалась эпопея с Уралвагонзаводом и истерикой вокруг противостояния хомячков и гегемона путинского призыва, на передаче у Макарова (ее, кстати, закрыли потом) я тогда задал прямой вопрос Михаилу Леонтьеву: «Михаил, ну ты-то понимаешь, что происходит?

Именно сейчас своими руками вертикаль сотворяет оппозицию, которая в итоге ее и похоронит. Я и такие, как я, всю жизнь были лояльны режиму, старались находить компромисс и не лезть в бочку.

Мы — это несырьевой сектор экономики с весьма небольшой долей прибыли, поэтому для нас всегда были важны четкие правила, нормальные взаимоотношения с властью и понятная перспектива хотя бы на год-два. Фактически мы должны были быть опорой государства.

Государство же делает все, чтобы мы либо уехали из страны, либо влились в откатно-заносные с ним отношения. Кто не согласен, тот враг и ставленник Госдепа. Какой Госдеп? Я даже не знаю, где находится посольство в Москве!»

На что Леонтьев понимающе кивнул и развел руками. Когда революцией занимается Удальцов, это понятно, это профессиональный борец за идею, этим и живет, но когда этим начинают заниматься такие типичные представители мидла, как Навальный, а такие, как я, поддерживают его, это значит, что система ориентирована не на нас.

Система ориентирована на несколько десятков управляемых олигархов, уже неспособных что-то делать без господдержки, а потому являющихся фактически управляющими на предприятиях госкапитализма (ну, где будет Дерипаска без перекредитовок и бесплатной электроэнергии?), и на остальное население, максимально зависимое от бюджета. Именно поэтому доля малого и среднего бизнеса так ничтожно мала в России, а в развитых странах занимает львиную долю ВВП.

Но это путь в никуда. Уезжать мы не хотим, здесь наш дом, это наша страна. Разговаривать с нами никто не хочет, предпочитая язык полицейских дубинок. Что остается-то? И боюсь, что ответ очень не понравится власти. Потому что когда навальных будет тысячи, а это рано или поздно произойдет, то это будет означать крах сегодняшней вертикали.

Мы организованы, умеем принимать решения, мы на многое способны и мы начинаем уже напрягаться. Не надо так с нами, кабы не вышло чего».

«Четыре дня непрерывных позиционных боев российской власти с собственным народом отчетливо и ясно показали неадекватность Кремля, а также холуйство и трусость всех ветвей московской власти, — считает Иван Стариков. — Если бездействию мэра Сергея Собянина есть логическое объяснение, на самом деле он не москвич, не политик, назначенный Путиным простой аппаратный чиновник, то молчание избранных депутатов Мосгордумы на полицейский террор против горожан и гостей столицы невозможно ни объяснить, ни простить.

А протестная волна не только не пошла на спад, но начала подниматься с новой силой. Побывав на «Марше», Патриарших, Чистопрудном, свидетельствую: гул «магмы» стал физически ощутим. Арест Навального и Удальцова неизбежно ускорит тектонический сдвиг в обществе.

Считаю, что созданное надпартийное объединение муниципальных депутатов — РВС («Реальную власть самоуправлению») имеет моральное и законное право потребовать от Мосгордумы немедленного самороспуска и начать сбор подписей за отставку Сергея Собянина и проведения выборов мэра Москвы по новому закону».

«Протесты будут набирать обороты, — полагает Юрий Пронько, — новый старт будет дан после 1 июля, когда взлетят тарифы так называемых естественных монополий, а народ в своих кошельках обнаружит, как жулики и воры его обкрадывают, при этом на качестве предоставляемых услуг эта «индексация» никак не скажется. Далее, 1 сентября, когда мы начнем по полной платить за образование своих детей в обычных государственных школах. И т. д.

Так что все только начинается. Власть своей безответственной популистской политикой сама себя загнала в угол.

Выход из него найти, думаю, не по силам тем, кто держит нынче власть в своих руках. При этом зачищает Новый Арбат (практически весь центр Москвы) во время «всенародного праздника» — инаугурации нового президента России.

Протесты пойдут на спад, если власть сможет адекватно, профессионально и в диалоге реагировать на возникшие вызовы. Пока этого я особо не замечаю».

«В Москве удалось впервые за много лет устроить многодневную бессрочную круглосуточную акцию протеста, — пишет Виталий Шушкевич. — Удачно соединились несколько факторов: десятки тысяч людей с 10 декабря пять месяцев только и ждали теплой погоды для «майдана»; в Москву на крысаугурацию приехало много людей из регионов.

В результате возник так называемый добрый мобильный лагерь, в котором сотни людей постоянно несут гражданскую вахту. У него уже есть свои правила и нормы (ненасилие, уход от прямого столкновения с ОМОНом, прекращение вахты только после замены тебя новыми людьми, взаимовыручка и обмен едой и так далее). Лагерь отлично координируется через «Твиттер» и только начал свою институционализацию (это когда какая-то форма удовлетворения общественной потребности обрастает системой норм, практик, ритуалов и процедур).

Самое важное, что у доброго мобильного лагеря есть абсолютно бесспорное смысловое наполнение. 10 декабря, 5 месяцев назад, 100 тысяч человек на Болотной, представляющих все политические силы страны, проголосовали за признание выборов в Госдуму жульническими, нелегитимными, не отражающими народной воли. С тех пор проблема основания государственной власти не была решена, участники президентских выборов как ни в чем не бывало были выдвинуты партиями, вошедшими в узурпаторский парламент.

Источником нынешней легитимности Путина стали почтальоны, сотрудники Сбербанка, члены профсоюзов и другие бюджетники, живущие на распределяемые самим Путиным деньги.

Требование участников лагеря — честные перевыборы Госдумы и президента».

А тем временем свое слово готовятся сказать и известные деятели культуры: Дмитрий Быков, Сергей Гандлевский, Дмитрий Глуховский, Леонид Зорин, Сергей Пархоменко, Алексей Кортнев, Юлия Латынина, Андрей Макаревич, Лев Рубинштейн, Людмила Улицкая, Борис Акунин, Ирина Ясина.

В наступающее воскресенье они выйдут на бульвары Москвы на «контрольную прогулку» — встречу со своими читателями. И на своем опыте проверят, можно ли в сегодняшней столице Российской Федерации совершить переход от одного Алексансергеича (памятника Пушкину) до другого Алексансергеича (памятника Грибоедову), «и ни разу при этом не быть заблокированным, избитым, потравленным газом, задержанным, арестованным или хотя бы подвергнутым дурацким приставаниям с расспросами. По условиям эксперимента, исследователи украсят себя белыми лентами, цветами, платками, шарфами, а некоторые даже будут одеты в белые рубашки, майки, кепки, юбки и иные предметы летнего туалета».

Дмитрий Разин

http://www.kasparov.ru/material.php?id=4FAD0236F3AD9