«Правящий клан панически боится настоящей массовости»

Может быть, кто-то этого и не замечает, но этот вопрос стоит перед каждым

 Вы большинство. Вас и ваших близких эта власть еще не избила и не убила в армии или полицейском участке, не задавила и даже не очень ограбила. Те, кто реально пострадал от этой власти, всегда в меньшинстве. Всем вам их конечно очень жалко, но что я один могу сделать? спрашиваете себя вы все.

Вас и ваших близких пронесло, бог миловал. Авось пронесет? А если нет? Завтра, через месяц, через год? Вы останетесь один на один со своей бедой. И, если останетесь в живых, будете звать на помощь, а все остальные (большинство!) по-прежнему будут сами себя оправдывать: я один, что могу сделать против этой всесильной власти?

Исторически в России сложилось восприятие власти как некой враждебной естественной стихии, вечной и бездушной, с которой каждому неизбежно приходится как-то уживаться – платить дань (взятки), пытаться договориться, вымаливать подачки, делать то, что она заставляет в обмен на саму возможность существования.

Попытки правозащитников, оппозиции и протестантов бороться с этой властью с помощью каких-то белых ленточек, демонстраций и митингов большинству представляются слишком самонадеянными. Лидерам оппозиции не доверяют, подозревая в корыстном интересе пролезть во власть с черного хода. Широко, даже среди оппозиционеров, распространена идея о необходимости диалога власти с обществом. То есть народу, по Конституции (!) обладающему высшей властью в стране, предлагается уговорить своего подчиненного, общественные власти, снизойти до диалога со своим начальникам, услышать наконец его вопли о помощи. О чем можно говорить с этой властью? Просить их о том, чтобы они поменьше воровали, помягче давили, не так сильно били?

Власть вовсе не по глупости с такой лютой жесткостью борется с этими маленькими белыми ленточками и малочисленными демонстрациями и митингами. Они панически боятся настоящей массовости, пытаются растоптать, уничтожить протест в самом зарождении. Они боятся народа потому, что понимают – их власть незаконна.

Действительно, если вдуматься, кто они такие, эта небольшая группа людей, обосновавшаяся в Кремле? Ведь они не очень то и скрываясь, обманом и силой захватили власть в стране. Они разоряют страну, но год за годом похваляются мнимыми успехами, разглагольствуют о величественных планах, не прекращая лихорадочно воровать. Уже одно то, что всю судебную систему они поставили под свой контроль, сделало их организованной преступной группировкой. По какому праву всю страну они превратили в большую Кущевку?

По праву силы. Эта группа людей захватила и удерживает власть в стране потому, что они сильнее вас. И сильнее вас они потому, что вы разобщены и до тех пор, пока вы разобщены. То есть все дело в том, как большинство из вас относятся к другим, к боли других, к чужой беде. И к власти. Предпочтете ли вы лично как-то ужиться с властью, договориться, заплатить, склониться перед ней, или вместе со всеми заставить власть подчиниться, осуществить свое конституционное право.

Конечно не все люди герои, да и не могут и не должны все быть героями. Да и риск, конечно, иногда может быть вполне реальным. Однако чаще всего лень, нежелание даже личным временем пожертвовать ради других, ради объективно общего дела, неспособность решиться на поступок шаг помогает жуликам и ворам удержаться у власти.

Страна уже пробуждается. Откровенная поддержка власти уже большинством считается позорной и предательской, чем бы это не оправдывалось. Любого, сколь бы не был он знаменит, уважаем и красив, могут неожиданно и прилюдно спросить: сколько тебе заплатили за поддержку власти жуликов и воров?

Хейнрих Ансон

http://ehorussia.com/new/node/5457