«Роман Доброхотов: православный талибан»

Сегодня мне придется признаться в том, что не стоило бы афишировать.
Не знаю, как это скажется на моей репутации, но я больше не могу жить, скрывая свою истинную сущность. Люди, все-таки, имеют право знать, с кем они имеет дело. Я не совсем тот за кого себя выдаю. Я — не толерантный человек. Я испытываю жгучую ненависть к одной социальной группе и даже иногда разжигаю к ней рознь. Эта социальная группа — идиоты. Долгое время я пытался подавить в себе эти чувства, но вчера я узнал сразу две новости, после которых я понял, что ничего не могу с собой поделать.

Во-первых, Мосгордума объявила о намерении рассмотреть закон о пропаганде гомосексуализма. Одновременно с этим были опубликованы результаты опроса, согласно которому 86% жителей России поддерживают введение <<запрета на пропаганду гомосексуализма>>, при этом (внимание!) только 6% с ней сталкивались.

Во-вторых, вчера были оставлены под стражей девушки из группы Pussy Riot на том основании, что так будет якобы лучше для их же безопасности. В качестве обоснования своего решения, суд зачитал письмо неких православных, где фигурировали такие выражения как <<пятая
колонна>>, <<антинравственный заговор>>, и — <<враги целостности России>>.

Я не знаю какую опасность для России представляют голубые или девочки из Pussy Riot. Зато я совершенно уверен, что огромной угрозой для страны являются идиоты. И вот то, что нам, действительно нужно, что действительно крайне актуально — так это какой-нибудь такой закон, который навсегда обезопасил будущее нашего государства от идиотов и их идиотской пропаганды.

Гомофобы, когда говорят об опасности гомосексуальной пропаганды, любят приводить такой пример: вот представьте, что вас сын сидит в песочнице, а тут к нему подходят два мужика и начинают целоваться.
Что, дескать, вы будете делать? Ну вот я представил и сдается мне, что это моего сына будет интересовать так же мало, как интересует меня.
Зато вот если бы к моему ребенку подошел какой-нибудь умник и стал бы ему лезть с лекциями о том, кто с кем имеет право целоваться, а с кем не имеет, и какие геи неполноценные люди — я бы этому немедленно морду разбил. Вот совершенно я все-таки не толерантный, получается, человек.

Недавнее исследование, опубликованное в Journal of Personality and Social Psychology подтвердило, что гомофобия — это, зачастую, признак латентной гомосексуальности наложенной на авторитарное воспитание в семье. То есть, по сути, неприязнь к гомофобам — это тоже по сути своей гомофобия. Эти люди требуют защиты, им чертовски сложно видеть целующихся мужиков, это возбуждает в них подавляемые желания, всю жизнь им приходится бороться с собой. Что ж, наверное, я готов к ним относится с состраданием. И я готов даже принять упрек в том, что дискриминация идиотов в целом — это несправедливая мера, ведь среди них могут быть совершенно искренние, прирожденные имбецилы, не способные держать ложку и считать до десяти.

Но я и не предлагаю отправлять в Бухенвальд всех поклонников Стаса Михайлова (как бы мне этого ни хотелось), я хотел бы лишь ограничить себя от агрессивной пропаганды идиотизма. Латентный идиотизм также безопасен как и нетрадиционная сексуальная ориентация, а вот агрессивный, пропагандирующий себя идиотизм — это чудовищно разрушительная сила, достаточно лишь взглянуть на состояние российской экономики или российских институтов.

И если по новому анти-гейскому закону голубых приравнивают к педофилам, то я бы как раз приравнял к педофилам агрессивных идиотов.
И мера химической кастрации тут будет в самый раз. Только высказал инициативу о <<запрете гомосексуальной пропаганды>> — чик, и готово.
Предложил выгнать нерусских из Москвы — вжик, и уже безопасен для общества. Призываешь засадить на семь лет девочек за песню в церкви — врачи моментально выезжают.

Кому-то может показаться, что так нам придется кастрировать пол-России. Но это не так. Речь ведь идет об одних и тех же людях, которые сегодня идут бить гей-парад, завтра на русский марш, а после завтра <<защищать патриарха>> к Таганскому суду, где судят Pussy Riot. И этих людей не так много, просто они делают все, чтобы быть заметными.

А многие из них просто очень статусные. Не в смысле репутации, а в смысле должностного положения. Как например, предприимчивый Владимир Гундяев. Окружать себя вооруженными людьми, обвешивать себя дорогими побрякушками и золотом, жить в роскошных хоромах напоказ — все это смотрится естественно для какого-нибудь гарлемского наркобарона в лучшие времена или вообще вождя-людоеда из африканского племени, но совсем не для главы Русской православной церкви. Казалось бы, все у человека есть, и охрана ФСО и дворец в заповедной зоне и часы ему все дарят на загляденье, нет ведь не сидится ему спокойно, надо учить всех вокруг скромности и воздержанию. <<Церковь непреклонна в своей позиции неприятия таких антихристианских явлений, как признание однополых союзов, свобода выражения всех желаний неудержимое потребительство, пропаганда вседозволенности и блуда>>, — гневно заявляет РПЦ и назначает на следующее воскресенье молебен <<в защиту веры>> под охраной
14 тысяч полицейских (от геев будут защищать вестимо, а то ведь спропагандируют на что-нибудь богомерзкое). Будь их воля, они бы давно установили здесь православный талибан, и спасает нас пока только то, что всерьез их пока никто не воспринимает и никто не пойдет за Гундяевым как когда-то шли за каким-нибудь аятоллой Хомейни. Но и успокаиваться вошедшее во вкус атомное православие не собирается, за антигейским законом и православием в школах вполне может последовать и какой-нибудь <<дресс-код>> (как это было в том же Иране), и какой-нибудь обязательный экзамен по истории православия в ВУЗах (как некогда история ВКП(б)).

Закон о запрете пропаганды идиотизма — совершенно антиконституционен, не проработан, размыт и едва ли что-то принципиально сможет что-то изменить. В этом смысле он ничем не отличается от закона о пропаганде гомосексуализма. Но если уж принимать какой-то закон, то уж лучше, конечно, его.

Роман Доброхотов

Источник: echo.msk.ru

http://www.newsland.ru/news/detail/id/942464/