«Вездессущий народ». Это про нас. Доколе?»

Полезно каждому  посмотреть на себя со стороны, на окружающие пейзажи, на состояние страны. «Приходит осознание того, какими гигантскими темпами и как бесконтрольно уничтожается страна. Россия не разворовывается, не выводится активами за рубеж и не прокручивается в оффшорах. Мы, как цивилизация, банально сходим с исторической арены».

Честно говоря, я не знаю, как все это описать без мата. Я, конечно, знал, что все плохо, но не думал, что настолько. Страна не просто не развивается — она зримо деградирует. Мы движемся не вперед, к светлому будущему. Мы движемся назад. В темное прошлое.

Зримым показателем состояния страны является её архитектура. Если есть площади, скверы, газончики, фонтанчики и просто пространство для жизни — значит, все нормально. Если страна представляют собой скопления-нагромождения построек, убогих и как правило из грязного пластика, без намека на какие-либо начала градостроительства — значит, в стране идет или только что закончилась война.

Так, например, обстоят дела в Косово. Крайне неприспособленный для жизни край.
Так обстоят дела и в России.
Если исходить из этой предпосылки, то у нас либо идет война, либо мы с вами живем в каком-то албанском анклаве.

Увиденное просто оглушает. Из 1300 километров трассы то, что можно считать дорогой, составляет километров пятьсот. Все остальное… Собственно, всего остального просто нет. Ни асфальта, ни обочин, ни стоянок, ни мостов, ни освещения, ни инфраструктуры. Пересечь некоторые участки на легковом автомобиле без повреждений невозможно. Местами триста метров едешь полчаса. Даже я, в силу своей профессии наблюдающий жизнь с самой дерьмовой её стороны, не ожидал подобного.

Страна, из-за размеров которой грузоперевозки могли бы дать работу трети населения, грузоперевозками практически не занимается. Траффик нулевой. Для Латвии, может, еще и сгодился бы, но никак не для России. По обочинам — грязь и разруха. Придорожный бизнес настолько уныл, что даже описывать не хочется. Милицейские посты ободраны. За полторы тыщи верст не было ничего, за что мог бы зацепиться глаз. Ничего, на что хотелось бы посмотреть. Что захотелось бы сфотографировать, описать, остановиться полюбоваться, узнать историю, купить открытки, посетить, провести время, порадоваться, посоветовать знакомым… Ничего, что принесло бы позитивные впечатления.
А только грязь, говно, мусор, пылища, дыры размером с воронки от хороших снарядов и — разруха.

Разруха во всех сферах жизни. Как в материальных — редкие нагромождения временных кафешек для дальнобойщиков с сортирами типа «очко» в вонючем полу и страшными пьяными проститутками ничего, кроме уныния, не вызывают — так и в иррациональных. Таких, как культура, красота, удобство, качество, да и просто банальные правила человеческого общежития.
Люди не живут в этом пространстве. Люди здесь выживают.
Бензин по доллару за литр (здравствуй, Европа!), но при этом дорог нет, инфраструктуры нет, безопасности нет, мостов нет, разметки нет, асфальта нет, обочин нет, тротуаров нет, газонов нет, освещения нет, и вообще ни хрена ничего нет.

Планета Шелезяка. Населена роботами.
Мы ощутимо становимся страной третьего мира.

Кстати, касательно третьего мира: я не был ни в Сомали, ни в Конго, но, честно говоря, не знаю, насколько допустимо там выйти из машины и ссать (слово «мочиться» здесь не подходит — они именно ссут, прошу прощения) на месте, не отходя от проезжей части и не обращая внимания на проезжающих людей.
Как говорит один мой знакомый — «вездессущий народ»

До Волгограда все разговоры сводились только к необходимости массовых люстраций. Только так и никак иначе. С конфискацией. В самых тяжелых случаях — с расстрелами прямо на обочине. А костями ямы засыпать. Фотографии развешивать на близлежащих столбах.

В Волгограде шуточки прекратились. Имено в этом городе, городе-герое, Городе воинской славы, городе миллионнике, одном из самых крупных городов страны — именно здесь становится понятна степень разрушения страны и уничтожения государства, как института управления территорией, на которой мы живем. Приходит осознание того, какими гигантскими темпами и как бесконтрольно уничтожается страна. Россия не разворовывается, не выводится активами за рубеж и не прокручивается в оффшорах. Мы, как цивилизация, банально сходим с исторической арены. Именно этими терминами уже необходимо описывать наше сегодняшнее состояние.

Безопасная скорость движения в городе — тридцать километров в час. Часто именно эта скорость и является максимально допустимой. Чтобы пересечь пустой город ночью, у нас ушло часа два.
Зато камеры — на каждом столбе.

А и то верно — на кой черт вам дороги, дорогие россияне. Лучше ограничить скорость (мы же о вашей безопасности беспокоимся!), натыкать камер ментам на откорм и стричь с лохов бабки себе в карман. Зачем вам быстро ездить? Хорошие дороги — всегда хорошие возможности для бизнеса. А экономически развитое и независимое население — оно же по европам ездить начнет. Смотреть. Сравнивать. Удивляться. Задавать ненужные вопросы. Интересоваться, где деньги.

Придется отвечать. Платить и ремонтировать. Садиться. Зачем?
Лучше так ползайте. А еще лучше, не ползайте вообще. Сидите дома. Бухайте. Мы сами себе сделаем красиво…

На выезде из города остановились. Вышли, закурили. Говорить ничего не хотелось. Все и так ясно.
Уничтожили страну, сволочи. Просто уничтожили.

Напомню, что свежеиспеченный губернатор Боженов — бывший по совпадению предыдущим мэром Астрахани как раз в то самое время, когда там жгли дома вместе с людьми на проданной под застройку земле: 28 трупов — как известно, первым делом озаботился не дорогами и состоянием области, а сразу же после своего назначения улетел в Италию бухать на частном самолете. Осмелюсь предположить, что пожары теперь начнутся и в Волгограде.

С картинкой в телевизоре реальность не сходится настолько, что волосы дыбом лезут. ТВ хочет создать ощущение локальных недосмотров на местах — мол, это только у нас в деревне (поселке, городке, районе) хреново, а на самом деле Россия — ого-го! Встает с колен! Дороги прокладываются, заводы запускаются, города-сады строятся, корабли не тонут, ракеты летают, самолеты не падают, спутники вещают с орбит, а олимпиады открываются. Ждите, и у вас тоже будет хорошо.

Не будет. Развития нет. Кирдык наступает глобальный. И он — везде.
В каждой точке, на каждом пятачке нашей необъятной Родины.

Крайний раз я ездил за рулем на длительные расстояния года три назад, и с тех пор стало не только не лучше, стало хуже. До Астрахани добрались совершенно вымотанными. Никогда еще трасса не давалась мне так тяжело. Никогда поездка не стоила еще такого нервного напряжения. Пробирались буквально на ощупь, перед встречными фурами приходилось скидывать скорость километров до шестидесяти, потому что покрытия нет, только ямы и кочки, и машина становится практически неуправляемой. Любая колдобина выкинет на встречку, под прожектора идущей в лоб фуры, а дорога — обычная двухполоска, не разойтись уже.
Блин, как на войне, чесслово.

Астрахань встретила относительно хорошими дорогами — по российским меркам, конечно — и все той же безликой архитектурой. Типичный постсоветско-российский город. Наследие пятиэтажек совместно с новостроем нуворишей.

Впрочем, одна достопримечательность все же есть. На подъезде к вокзалу — гигантский, аляповатый, до крайности показушный белый дворец с тонированными стеклами, гранитными лестницами, какими-то шпилями, фонтанами и огромной литой решеткой. Феерия безвкусицы, понтов и духовной кастрации:

Знаете, что это такое? Это театр оперы и балета. Потрясающе, правда?
Нет-нет, что вы, это построено исключительно для балета, а совсем-совсем не для распила бабла. Куда ж балету без дворцов.

Впрочем, старый город вполне благоухожен и оставляет приятные впечатления. Не изуродован понатыканным пластиком, как Москва. Сохранено единство стиля и времени, плитка на тротуарах не режет глаз, свежая штукатурка не портит ощущения купеческой старины. И вообще — вполне себе культурно и приятно. Сразу представляются пузатые купцы в кафтанах с пышными бородами, баркасы у пристаней и дворянское собрание. Ни баркасов, ни пристаней на реке, конечно же нет (где ж это в России видано — развивать речные перевозки, на реке проживая), но, тем не менее.
Если не заходить во дворы. Там все та же помойка и разруха. Во всяком случае, в общественных дворах.

Гостиницы переполнены. Как Нижний Новгород месяц назад стал протестной столицей России, так и Астрахань сегодня стала столицей политической. Сюда, в поддержку Олега Шеина, а больше всего за честными выборами, люди едут со всей страны. Большинство, конечно же, москвичей (понаехали!) но есть и из Уфы, и из Омска. Никакой политической апатии нет. Город живет. На улице маршрутка с надписью по всему борту: «Шеин наш мэр».

Сурковская пропаганда, трубящая по поводу пассивных мещан, которым абсолютно плевать на выборы — это сурковская пропаганда. Астрахань бурлит. Улицы перегорожены цепочками ОМОНа, правда, не в таком количестве и не с таким ожесточением, как на «Стратегии 31». На площади Кирова митинг нашистов. Рядом с митингом оппозиционеры раздают листовки и шарики. Прохожие вполне себе в теме и поддерживают разговоры с охотой. Милиция делает вялые попытки пресекать. Но без дубинок, без выкручивания рук и таскания по асфальту. Лица космонавтов совсем не озлоблены. Я бы даже сказал — вполне себе адекватные лица. Вообще, полиция в регионах от столичной внешне отличается. Нет того осознания себя как пупа земли, столь свойственного ментам московским. И уставший вдребезги капитан на КПП под Тамбовом, и регулировщик в Волгограде вели себя вполне по человечески, разговаривали не через губу, понтами не кидались.

Нашистский митинг… ну, все как обычно, в общем. Расписывать нечего. Разве что вход свободный, без металлоискателей и ограждений. Да и выражение на лицах, пожалуй, не такое отсутствующее, как у свозимых на Манежку несчастных гастарбайтеров. В остальном все то же самое. Народу тысячи три-четыре, примерно. Хотя и московского ожесточения тоже не наблюдается. Менты повяловатей, лознги попроще, кидания дерьмом поменьше. Но плакаты все те же идиотские: «Шеин, нужно работать, а не голодать!»

После нашистов на этой же площади должен был состоятся и митинг сторонников честных выборов и честной власти. Вот этот момент, к слову, нужно осознавать четко. Многие говорили именно в этом ключе — мы пришли и приехали не за кого-то конкретно и не против кого-то конкретно, хотя, безусловно, и поддерживаем Олега Шеина в его борьбе, но главный наш порыв — это именно честные выборы.

Как обычно, полиция площадь перекрывает. Люди собираются на импровизированную встречу с депутатами в сквере около Кремля. Выступают Навальный, Собчак, Яшин, Гудков, Пономарев, сам Олег Шеин.

Выступления все те же самые, что и на Болотной и Сахарова. Расписывать тоже не имеет смысла. Разве что «Мы здесь власть» сменилось на «Мы здесь Астрахань». В остальном никаких отличий.
Пришло тысячи полторы-две. Честно говоря, я ждал большего. Подавляющее большинство астраханцы. Понаехавших в процентном отношении оказалось совсем не так много. Так что сурковская пропаганда о самопиаре и москвичах, которые знают лучше, кого выбрали в Астрахани — все та же сурковская пропаганда. Полная и беззастенчивая лажа.
Астрахань сама знает, кого она выбрала.

После митинга Шеин говорит о том, что сейчас мы пойдем, прогуляемся к мэрии. Это не марш и не шествие, а просто прогулка. Прогулка с депутатами. Отдельно несколько раз специально говорит о том, что в провокации ввязываться нельзя — власти от нас только этого и ждут.
Выходим из скверика и идем мимо Кремля — благо там километр от силы.

И вот тут начинает происходить что-то неожиданное. Митинг, собравший первоначально не так уж и много народу, вдруг, как небольшой ручей во время проливного дождя, превращается в полноводный, бурлящий, скандирующий поток. Я так и не понял, откуда взялись люди. Может, подошли уже под самый конец митинга — многие звонили знакомым и звали. Может, стали присоединятся уже во время самого шествия. Может, оплаченный Госдепом засадный полк им. Макфола десантировался из невидимых «стеллсов» и вышел из кремля — я не знаю. Но люди появились, присоединились к шествию и потекли по улицам рекой. Тысяч пять точно, если не больше. И вся эта река пошла мирно, полноводно, с весельем и ощущением себя, именно себя, реальными, настоящими хозяевами как города, так и своей судьбы и своего будущего.

Милиция никак не препятствовала и лишь обозначала себя. И даже — о, невиданное! — перекрыла улицу на время прохода людей.
Справедливости ради надо заметить, что не всем водителям это понравилось. Кто-то откровенно поддерживал шествие долгими гудками, кто-то же наоборот, теми же гудками материл идущих. Но поддерживающих было не в пример больше.

В целом… как бы описать точнее… Это было шествие сильных, уверенных в себе и сплоченных людей. Энергетика просто чумовая.
Люди улыбались. Люди жали друг другу руки. На лицах не было ненависти. Незнакомые подходили к другим незнакомым и говорили, что рады их видеть. Такой концентрации улыбок, светящихся лиц уверенных в своей правоте людей я давно не видел.
Мы все равно победим. Не сегодня, так завтра. Россия все равно будет свободной. Прошлое уходит, моль пережила сама себя. Её время прошло.
Это было то единение людей, которое и делает страну страной, а народ народом, и показывает, что мы действительно одно целое и с одними целями, и мы рады друг другу и самому факту нашего существования и тем более — объединения.

Сурковская пропаганда потом скажет, что было 150 человек.
Вранье. Нас были тысячи.

Но… И опять, и снова, и в двадцать пятый раз. Как и на Болотной, и на Сахарова, и далее везде, шествие закончилось ничем. Дошли до мэрии, стали скандировать «наш мэр — Шеин». Потом прошли чуть подальше, постояли там. Потом вернулись к мэрии.

Олег Шеин постоянно повторял — главное, не допустить провокаций. Честно говоря, я этого не понимаю. Почему не надо допускать провокаций? По-моему, ровно наоборот — власть надо провоцировать на конфликт! Принуждать её к конфликту — конфликту на нашем поле и по нашим правилам — и побеждать её в этом конфликте! Отстаивать свободу и достоинство, гнать жуликов из кресел и возвращать себе свое право выбора. Как это можно сделать иначе, чем через конфликт, я не знаю. Мирные шествия и разрешенные митинги — это поле власти, и на этом поле она всегда нас сделает. Человек порядочный априори проигрывает мерзавцу, потому то не может использовать недопустимые методы борьбы. Не надо с жуликами играть по их правилам. Надо навязывать свои.
На наших глазах проходит просто откровенная узурпация власти, а мы все — закон, суд, аппеляции… Если бы мы в 91-м в суды подавали и на разрешенных митингах маршировали, так до сих пор при ГКЧП и жили бы.

По-моему, собрав тысяч пять сторонников, надо было если и не входить в мэрию, то как минимум начать устанавливать палатки. И принуждать власть к диалогу уже не с позиции просителя, а с позиции силы. Мирной, но — силы. Это дало бы если и не выигрыш, то хотя бы возможность выйти из голодовки с промежуточной победой.

Что дальше — я не знаю. Перевод протеста в локальную плоскость, в плоскость проблем исключительно одного города — по-моему, еще одна ошибка. Понятно, что Миронову совсем не нужно, чтобы представитель его партии скандировал «Россия без Путина» — но тут уже либо пан, либо пропал. Россия двадцать первого века — страна черно-белая. Здесь не осталось полутонов. Либо добро, либо зло. Либо хорошее, либо плохое. Либо «а», либо «б».
Либо Путин — либо, честные выборы.
По-другому сегодня не бывает.

Нельзя победить часть вертикали, не победив саму вертикаль. Нельзя победить обла, отрубив всего лишь одну из голов. Останутся еще девяносто девять. И они сожрут тебя. Столбунов — лишь пешка. Съесть пешку, оставив в игре ферзя — стратегия проигрышная. Ферзь все-равно поставит мат. Тем более если играть на его доске.
Пока у власти Путин, никаких честных выборов ни в Астрахани, ни в Москве, ни в Чебаркуле не будет. По-моему, это очевидно.
Ну, поставили они вам камеры на ваши участки и пустили наблюдателей — и что?
Да плевать они хотели и на камеры, и на наблюдателей, и на прозрачные урны.

На данный момент я не вижу, как Олег Шеин может победить в этой ситуации. Пока реальных выходов просматривается только два — либо поражение, либо сохранение достоинства. Но тогда — придется идти до конца… Выхода «победа» я не вижу. Собственно, власти нужно протянуть еще пару месяцев — и проблема будет решена сама собой…

Никаких ужасов, взбудораживших ЖЖ, я не увидел. Держится Олег Шеин хорошо, хотя и заметно, что ему тяжело. Но бесконечно это продолжатся все-равно не может.
Мужество Олега ничего, кроме уважения и преклонения вызвать не может. Но… Пытаться воздействовать на людей, которые жгут дома вместе с жителями и сами только и ищут способ, как от тебя избавиться, желательно насовсем — пытаться воздействовать на них голодовкой… Не знаю.
Они только спасибо скажут. На смерти им давно и глубоко плевать.
Надеюсь, Олег это понимает. Решение принимать ему.

В итоге все опять вернулись к штабу голодающих на Советской, 8. Если говорить категорично, то, по большому счету, пар опять ушел в свисток. Но что-то в этот раз меня удерживает от такой категоричности. Все-таки, как хотите, а это был День Воли.
И, самое главное, это было уже начало.
Теперь уже не заглохнет. Это чувствуется в воздухе. Независимо от того, чем все закончится в Астрахани — в России все уже начинается.

В Астрахань я поехал с «поющими десантниками», как их уже окрестили в народе — Михаилом Вистицким и Станиславом Барановым. У штаба, когда шествие вернулось от мэрии обратно, установили колонки и парни устроили импровизированный концерт. Взяли микрофон, влезли на тумбу и стали петь.

И вот здесь началось…
Площадь ревела. Площадь скандировала. Площадь бурлила и кипела. Если на митинге люди тоже скандировали и аплодировали, то здесь площадь просто взорвалась.
Как не надо трогать Путина — вот же, пожалуйста, люди именно за этим и пришли! «Россия без Путина» — скандировала Астрахань вслед за Мишей Вистицким и пела «Ты такой же как я, человек а не бог!»
— И помните: армия не с властью, а с народом! — сказал Стас.
— ВДВ! ВДВ! — скандировала в ответ площадь.
Выглядело это примерно так: http://www.youtube.com/watch?v=rOP8gZMDnKc&feature=player_embedded.
Видео Дмитрия Федюшкина

В Астрахань парни привезли новую песню, которая, надеюсь, станет гимном протеста. Премьера её состоялась именно у штаба Олега Шеина.

В городах десантники очень популярны. Когда мы шли обратно от мэрии, каие-то люди вытащили на улицу свой собственный усилитель с колонками и крутили песни десантников по своей личной инициативе. И когда увидели их живьем, немножко прифигели, конечно. А слова их песен люди знают уже наизусть.

 

Люди готовы. Люди созрели. Люди ждут.

Тот, кто первый решится и сможет взять на себя ответственность — тот и станет народным лидером.
Так что когда сурковская пропаганда талдычит о том, что людям все равно и на все плевать — это тоже не так.
Людям не плевать. Люди проснулись.
И будут требовать своего.

Уехали мы в этот же день. Остаться не получилось, хотя я бы и побыл в Астрахани еще. Олег Шеин ждет всех, кто сможет, в эту субботу также выйти на митинг.
Мы же, в свою очередь, в рамках кампании «За честную власть» ждем всех шестого мая в девятнадцать часов на центральных площадях Москвы на акции «Не пустим вора в Кремль!»
Мы выйдем на площади. И добровольно не уйдем, пока все наши требования не будут ыполнены.
Надо уже решать. Время пришло.

Аркадий Бабченко
http://ehorussia.com/new/node/5375